"Русская Весна" (988) wrote,
"Русская Весна"
988

Может ли Церковь простить грешниц, не желающих каяться?

Православные священнослужители о двух обращениях к Патриарху Кириллу по делу “Pussy Riot” …
В интернете православные собирают подписи под двумя открытыми письмами к Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу. Они оба касаются дела «панк-феминисток» из группы “Pussy Riot”, которым 20 июня продлили срок содержания под стражей до конца июля, но просьбы к Предстоятелю Русской Православной Церкви в письмах содержатся диаметрально противоположные, сообщает Regions.ru.

В первом письме, которое подписали, среди прочих, писатель, критик и публицист Александр Архангельский, поэтесса Ольга Седакова, писательница Майя Кучерская, профессор Виктор Живов, филолог-библеист Андрей Десницкий, фольклорист Андрей Мороз и другие, содержится призыв к Патриарху Кириллу «проявить милосердие и обратиться к

светским властям с ходатайством о помиловании участниц этой акции».

«Нам кажутся совершенно недопустимыми распространяемые от имени Церкви и православной общественности заявления о том, что ни прощение врагов, ни милосердие якобы уже не считаются христианскими добродетелями. Мы убеждены, что никакая политическая целесообразность не может "отменить" действие заповедей, данных нам Христом и освященных авторитетом двухтысячелетней аскетической и богословской традиции кафолической Церкви. На наш взгляд, наказание, которое девушки уже понесли, вполне достаточно для предупреждения подобных акций в будущем», - говорится в обращении.

Инициаторами второго письма выступили режиссер программы «Беседы с батюшкой» Валерий Богатов, брат убиенного иерея Даниила Сысоева – Пимен, лидер международного движения «Воины Жизни» Дмитрий Баранов, руководитель проекта «Материнство живой Вселенной» Татьяна Зеленкова и руководитель общественного движения «Сопротивление убийству детей» Анна Петрова.

В их письме говорится: «Большинство людей в нашем обществе думают, что православие это: тебя ударили по одной щеке подставь другую... Но мы знаем, что это не относится к тому, когда начинают глумиться над Заветами Божьими и верой Христовой... Мы не хотим разжечь в чьих-то душах ненависть или призвать к насилию. Но мы должны понимать, что Христианство и "толстовство" - это разные вещи. Компромисса между добром и злом быть не может. Те кто писали это (т.е. предыдущее, - ред.) письмо – плохо знают основы христианского учения. Они заражены идеями толерантности и именно к ней хотят нас призвать под видом проявления милосердия к оскорбившим всех нас "Pussy Riot". Если поступить согластно их призывам - это будет означать, что с этого момента все враги Церкви смогут безнаказанно творить все, что им придет в голову! Оскорблять верующих, врываться и осквернять наши храмы, рубить иконы, рисовать кощунственные плакаты-пародии на Спасителя и т.д. и т.п. А все потому, что это будет можно! Можно, так как мы, православные, сами публично признали, что с нами можно так поступать».

«Сейчас, впервые в новейшей истории России, после череды кощунственных нападок на наши храмы и антицерковных выходок со стороны, так называющих себя, "людей искусства", у нас появилась реальная возможность защитится и показать всем врагам Церкви, что их действия не останутся безнаказанными, что им придется ответить по закону. Поэтому сейчас так важно добиться от властей наказания для "Pussy Riot"», - убеждены авторы второго письма.

Корреспондент издания Regions.ru попросил известных православных священнослужителей ответить на вопрос, какая из этих двух позиций, озвученных в письмах православной общественности, им ближе.

Протоиерей Александр Шестак, заведующий сектором МВД Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями протоиерей Александр Шестак, кандидат юридических наук, полковник милиции в отставке, справедливо заметил, что просить помиловать можно лишь тех, кто уже осужден. «Но те, кто еще не осуждены, могут оказаться и невиновными. И в данном случае следствие ведь еще не закончено. Наше прошение о помиловании до решения суда будет означать, что мы заранее уверены в виновности», - сказал он.

«Сначала светские власти должны дать правовую оценку, а уж потом можно решать, взывать ли к ним о помиловании. По просьбам осужденных, в том числе и за тяжкие преступления, которые нередко обращаются к Церкви, мы направляем ходатайства светским властям о помиловании. Но мы должны понимать и другое. Ведь смысл жизни человека на земле это подготовка к жизни в Царствии Небесном, подготовка души к встрече с Богом. И Господь попускает тем или иным образом какие-то испытания человеку, чтобы человек мог вразумиться, может быть, и через посредство светских властей. Ведь "не напрасно начальник носит меч", а чтобы наказывать зло. Об этом в своем послании к римлянам говорит апостол Павел», - отметил пастырь.

«У Патриарха доброе и любвеобильное сердце. И Господь милует. Но милует тогда, когда это полезно для спасения души. Может быть, нужно еще время, чтобы участницы этой акции осознали свое падение. Им дано время на покаяние. Смотреть на это надо и с духовной точки зрения. Все-таки главная цель Церкви – помочь человеку спасти свою душу», - заключил отец Александр.

Протоиерей Валентин Тимаков, заместитель главного редактора Издательства Московской Патриархии, заявил, что второе письмо он даже не хочет обсуждать, а в первом видит исключительно «чувство христианского милосердия, заступничества за попавших в беду» и считает его «вполне соответствующим христианской традиции». «И я рад, что такое письмо было написано. Это обращение людей совестливых, чувствующих ненормальность ситуации», - заявил он.

«Как бы виноваты ни были Pussy Riot, есть все-таки люди, сознающие свою обязанность в том, чтобы просить о милосердии. Это лицо настоящих людей. Я отношусь к этому с пониманием и уважением. Какая будет реакция - это уже второй вопрос. Важно, чтобы и сами фигурантки осознали, что такие прошения это своеобразный призыв к раскаянию. Что все мы должны делать, это всегда просить у Бога прощения. Тогда, конечно, вся ситуация будет восприниматься иначе», - сказал священник.

Протоиерей Сергий Махонин, настоятель храма Сошествия Святаго Духа в пос. Первомайском Нарофоминского района Московской области, директор Московской православной гимназии имени Иоанна Богослова, предположил, что «Патриарх и без посторонних советов знает, как поступить в данной ситуации, которую он понимает вряд ли хуже авторов писем». «Конечно, по этому вопросу могут быть самые разные точки зрения. И мы видим, что вспыхивают серьезные споры, разгораются страсти. Начинаются дрязги. И это очень опасный симптом. Самое главное, чтобы не было разделения среди верующих. Все разделения – от лукавого. Поэтому всем нам очень важно прислушиваться к голосу священноначалия. И суждение Святейшего Патриарха должно быть непререкаемым и незыблемым для всех верных чад Церкви», - заключил он.

Протоиерей Александр Кузин, клирик храма Космы и Дамиана в Шубине, заметил, что поступки «Pussy Riot» и «прочих инициативных людей такого рода» – «это настоящее кощунство, и отрицать этот грех с нашей стороны было бы очень опасно, потому что исцеление начинается с диагноза». «Если мы болезнь называем не болезнью, то никогда людей не вылечим. Но Господь ко всем милосерден. В отношении прегрешений их грех перед Церковью будет прощен сразу вслед за их покаянием. Никакой священник не станет отлучать их от Причастия, а захочет способствовать тому, чтобы они покаялись, и тогда их вина перед Богом будет прощена. И Святейший говорил именно об этом: прощение будет вслед за покаянием. Церковь не может простить человека, который не кается. Требование уважать религиозные права и чувства верующих – это общественный закон, а не церковный, и общество уполномочивает государство защищать закон и интересы граждан. А религиозные убеждения и их защита – это одно из прав каждого человека. Оскорбление религиозных чувств рассматривается как уголовное преступление», - отметил отец Александр.

«Если, предположим, с моей стороны потребуется помощь в том, чтобы они осознали свой грех и покаялись, я из своего Долгопрудного поеду к этим женщинам, приму покаяние и причащу их, а дальше как закон рассудит – по "этапу", значит, по "этапу", простит их суд, значит, простит. А вмешиваться Патриарху в дела закона? - Мы призываем к милосердию, но решать за судью мы не можем. И просить о милости о людях, которые не понимают своей вины, это значит поощрять их на новые действия и преступления. Поэтому должна быть правильная церковная икономия и соотношение необходимости покаяния и проявления наших чувств. Я очень сострадаю этим женщинам, еще больше сострадаю их детям. Ведь на что они их обрекли? Они считают себя героинями, которые отстаивают свободу, но единственная свобода, которая им важна – свобода грешить», - заключил пастырь.

Протоиерей Артемий Скрипкин, руководитель отдела по делам молодежи Санкт-Петербургской епархии, настоятель храма Петра и Павла при РГПУ им. А.И.Герцена, признался, что обе позиции, выраженные в письмах, ему не близки, «поскольку и первое и второе письмо слишком категоричны». «С моей точки зрения, с одной стороны мы видим интеллигентское "толстовство", а с другой "антитолстовство", но подчиненное принципам христианской политики», - сказал он.

«Церковь всегда поддерживала действующее законодательство, если оно было на христианских основах, а с другой стороны Церковь всегда имела функцию печалования униженных и заключенных, чтобы была оказана такая экономия – снисхождение. Но это возможно, если грешник покаялся и осознал свой грех. Но тут мы видим грязный проект "черного" пиара, смысл которого – это глумление над святыней и плевок не просто в лицо Церкви, а всему народу и государственности. И эти люди не просто не покаялись, а продолжают развивать информационную войну и оказывать наступление в том же духе. Поэтому какой к ним может быть применен принцип икономии? В то же время вторгаться Церкви в процесс государственного судопроизводства тоже глупо. Это работа госорганов, пусть они занимаются своим делом, почему мы должны вмешиваться? Судебный процесс – это повод нам скорбеть, каяться и молиться, в том числе за заблудших, но вторгаться в его ход совершенно лишено смысла, и возбуждать истерию вокруг этого больного вопроса, посылая различные письма – это ненужное умножение сущностей», - заключил он.

Игумен Лука (Степанов), заведующий кафедрой теологии Рязанского государственного университета, считает, что «ходатайство Святейшего Патриарха о помиловании несомненно могло бы иметь место в случае просьбы об этом самих виновниц святотатства, а не тех, кто пытается заменить их совесть собственными лозунгами о человеколюбии». «Если бы речь шла о защите бессловесных животных или беззащитных детей, скорее всего не потребовалось бы никаких напоминаний людям Церкви о необходимости проявить милосердие. Но там, где стоит вопрос об общенародном отношении к святыням, которые десятилетиями попирались безбожниками, а теперь ставятся под поругание нашими недругами из-за рубежа, пытаться силами равнодушной к Церкви общественности взывать к совести Предстоятеля Церкви? Как будто он нуждается в их комментариях! Дело совершено провокационное, бесплодное и карикатурное, которое подтверждает только то, что есть силы, которые продолжают настаивать на праве святотатцев оскорблять наши всенародные святыни. Святейший патриарх и Церковь не судят хулиганов, их судит государство, оберегающие себя от вакханалии святотатства и оскорбления чувств православных христиан», - считает пастырь.

«Потому хоть и не избежать обозначенных вами общественных дискуссий, но воспринимать их как что-то гуманное, полезное для общества и позитивное, при всяком отсутствии признаков раскаяния богохульниц – значит, искушать Господа, свидетельствуя о своем совершенном от него отвращении», - резюмировал отец Лука.

Священник Алексий Агапов, настоятель Михаило-Архангельской церкви г. Жуковского Московской области, выразил уверенность, что Патриарх Кирилл «примет самое мудрое решение». «Что же касается моего личного отношения к высказанным позициям, то первая мне гораздо ближе», - признался он. «Содержание первого письма как ходатайства к Патриарху, по крайней мере, понятно. И многие наши прихожане, которых больно задело то, что произошло, тем не менее, по отношению к участницам этой акции испытывают жалость. Их действительно по-человечески очень жалко. А христианину нельзя же забывать о милосердии. И история Церкви свидетельствует, что насилие по отношению даже к еретикам привело к тому, что многие ереси дошли и до нашего времени. Обращение авторов второго письма с такими призывами именно к Святейшему вызывает недоумение. Оно явно политизировано. Если бы это была запись в каком-то блоге, то все понятно. У людей могут быть разные точки зрения. И, слава Богу, что у православных могут быть разные мнения по одному вопросу. Но вообще-то, призвание и послушание Церкви - ходатайствовать за всех (и добрых, и злых), а наказывать злых и защищать добрых от злых - функция власти. Поэтому второе письмо, следовало бы адресовать Президенту, представителям светской власти», - полагает отец Алексий.

Священник Димитрий Арзуманов, настоятель храма святого праведного Иоанна Кронштадтского в Жулебине, также сказал, что ему близка первая позиция: «На мой взгляд, она единственно правильная. Я полностью поддерживаю ходатайство авторов первого письма к Святейшему. Пока эти "пуськи" находятся в тюрьме, мы теряем сотни прихожан в день. Ведь это нас, нашу Церковь обвиняют в немилосердии и невеликодушии, а не власть», - сказал он.

«Церковь, конечно, должна быть готова ко всяческого рода нападкам и притеснениям. Но в любом случае Церковь должна проявлять милосердие и прощать врагов. Общаясь с людьми вне храма, я чувствую, сколько у них накопилось зла, обид и недоумений. И за то, что произошло, многие вину возлагают именно на Церковь. Враги Церкви все прекрасно просчитали, провели колоссальную работу и выполнили ее блестяще. Пропаганда, направленная на то, чтобы Церковь была опорочена и унижена, в связи с этим делом будет только набирать обороты», - заключил отец Димитрий.

Священник Владимир Лапшин, настоятель храма Успения Пресвятой Богородицы на Успенском вражке, сказал, что позиция, выраженная в первом письме ему «понятна и близка, в отличие от той, которая выражена во втором письме». «Но я не уверен, что Патриарх должен вмешиваться в судебный процесс, - добавил он. - Судебная власть все-таки должна быть абсолютно независимой и подчиняться только закону. Другой вопрос, насколько она действительно независима». «Патриарх все-таки мог бы, наверное, просто сказать, что он простил этих женщин и что их давно пора выпустить на свободу. В любом случае, за этот проступок они не должны сидеть в тюрьме. Это хулиганство, за которое установлены какие-то административные наказания, штрафы там и т.д. Но здесь все-таки нельзя сказать однозначно: либо так, либо эдак. Конечно, я считаю, что нужно проявить милосердие и отпустить их, но, в то же время, и на суд нельзя давить», - заключил он.

Священник Георгий Белодуров, клирик Воскресенского (Трех исповедников) храма Твери сказал, что ему бы хотелось, «чтобы это дело скорее завершили, а суд вынес свое решение, каким бы оно ни было (это уж дело суда), и чтобы эту тему прекратили, наконец, обсуждать». «Церковь – не организация карательного толка. В данном случае как раз Церковь гонима и просит защиты, чтобы впредь не было таких ситуаций. Церковь не вмешивается в юридические вопросы, - это дело государства, оно должно защищать своих граждан и религиозные организации. Церковь является культурообразующей силой в нашем обществе, и я думаю, что самые ультралиберальные деятели, типа Марата Гельмана, не будут этого отрицать. И это отличает русских от других народов, объединяя всех: и православных, и не православных, и верующих, и неверующих. Даже самые воинствующие атеисты должны признать важность Церкви в жизни нашего общества», - отметил он.

«Хулиганство "Pussy Riot" попирает права наших граждан, - продолжил священник. - Самое опасное заблуждение - что Церковь якобы причастна к их содержанию под стражей. И часть либерального общества создает для себя эту иллюзию, - видимо, отрадную для них: мол, вот смотрите, нас гонят Путин и Патриарх, но мы – борцы за нашу и вашу свободу! Эта фальшивая мифология, создаваемая для разогрева их собственных эмоций, основана на ложной мысли, что Церковь может казнить и миловать. Я не спорю, у Церкви есть нравственно-воспитательные функции – просить за обиженных, и она просит за всех кающихся».

«В своем блоге я как-то писал: если меня кто-то уполномочит, я лично пойду к этим женщинам в камеру, попытаюсь их переубедить и склонить к покаянию, потому что мы все должны сочувствовать тем, кому плохо. Но, как впоследствии показали события, нет у обвиняемых ощущения, что они не правы. Поэтому для всех нас выгоднее, чтобы они получили свое наказание. Надеюсь, оно не будет суровым, срок, проведенный ими в качестве предварительного заключения, зачтется, и они смогут вскорости выйти на свободу. Хочется, чтобы такого беснования не повторилось, и общество забыло об этом. Мы против зла, с которым участницы панк-группы выступили на амвоне. Но Бог наш – Бог любви, и мы должны стараться привить любовь даже нашим врагам», - заключил отец Георгий.

"Русская народная линия"

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments