December 18th, 2012

(no subject)

Максим Кантор в большом и интересном интервью "Российской газете" пишет про общины:

Россия - очень большая страна, очень протяженная. Для нее чрезвычайно важно неукоснительное исполнение приказов. Я издаю приказ в Москве, надо, чтобы он во Владивостоке был исполнен. Для этого требуется работающая система подчиненных. Трудно голове управлять хвостом. Требуется классическая российская комбинация - централизованной власти и общины. Необходима община, то есть альтернативная государственной система общежития людей с взаимной ответственностью.

- Какая община? Что вы имеете в виду? Нет давно никаких общин, все это позапрошлый век, преданья старины глубокой...

Максим Кантор:
- Это очень важный вопрос, попробую объяснить. Мы напрасно связываем понятие "община" с неким крестьянским укладом. Крестьяне - это одна из форм общины. Община есть альтернатива государственной форме общежития, это система выживания народа. Государство создает иерархическую структуру общества, а община, не отменяя ее, параллельно создает свой способ взаимодействия людей, дающий возможность выдержать государственное сословное деление и выдержать гнет. Это коллектив, способный на взаимовыручку по своим, не государственным законам. Такого феномена другие культуры не знают.

Община мимикрирует, видоизменяется, община принимает те формы, которые в данный исторический момент востребованы развитием общества. Да, была крестьянская община. Потом ее убили, сознательно; и крестьяне перекочевали в город. Была община русской интеллигенции, которая болела за народ, жила по определенному моральному кодексу, являлась адвокатом народа перед государством. Потом ее тоже уничтожили - сначала советская власть, затем окончательно добил рынок.

Куда теперь переместилась община? Думаю, она переместилась в "малину". Именно воровская среда сейчас является современной формой мигрировавшей общины. Это было особенно заметно в 90-е годы, когда "понятия" жили параллельно законам. Община - это всегда альтернатива государству, это русский вариант теневого кабинета правительства, если угодно.

Теперь вопрос в том, сумеет ли общинное сознание вновь подняться до высот русской интеллигенции? Возможно ли это в принципе? Я имею в виду, сумеет ли общинный закон, закон коллективной ответственности, создать нечто лучшее, нежели воровской общак и жизнь по понятиям? И если принцип российского коллектива станет альтернативой государству - не отменяя и не подменяя его, но со-при-сут-ствуя, - это и будет гарантией жизнеспособности организма. Это и есть русский путь.

*  *  *

Кантор только сейчас написал, а мы уже давно об этом пишем. "Общинность", сиречь "солидарное общество", наиболее эффективный инструмент существования в глобальном мире, где обратная сторона мировой взаимозависимости - личная и национальная разобщенность.

Детей экспортировать нельзя, это же экспорт и слив своего будущего за бугор... + Чума на оба дома

Оригинал взят у krupnov в Детей экспортировать нельзя, это же экспорт и слив своего будущего за бугор... + Чума на оба дома

  Ниже публикую свой не первый уже комментарий по поводу категорической недопустимости экспорта наших детей. Вчера и два месяца назад уже комментировал эту абсолютно безобразную ситуацию со сбагриванием нами самими наших детей из страны.

   Мне здесь всё ясно. И давно.

   Но в целом, конечно, противно.

   Во всей этой шумихе с «симметричным» «Акту Магнитского» популистских поправках отчётливо видна вся тухлость происходящего внутри страны.

   Авторы «Акта Магнитского» и их радетели в России – мерзки, поскольку тупо решают геополитические задачи Америки и по факту не просто безразличны к русским в России, а и прямо направлены против них. Мерзко читать комменты, что, мол, жалеть надо наших детей, которых мы, запретив экспорт живого товара в США, мол, лишим «нормальной жизни» - редко встретишь такое потрясающее единодушие духовных инвалидов из шоблы «Пора валить!».

   Но столь же мерзки и деятели типа бабушки отечественной секса г-жи Лаховой, которая, как и вся её "Единая Россия", не просто до сего дня отчего-то молчала про экспорт детей, но и лично являлась в 1990-е годы повивальной бабкой всей этой позорной для страны индустрии. Сколько же надо иметь цинизма, чтобы ей, одному из вдохновителей и организаторов этой индустрии экспортного усыновления на базе министерства образования, критиковать сегодня минобразования за то, что оно якобы не должно иметь отношения к проблемам сирот…
    Чума на оба дома...

Газета Файл-РФ – последние новости дня в России
Политика

Экспертное мнение. Юрий Крупнов: «Проблема усыновления сирот – важнейшая для государства»

18 декабря 16:30 
      Поправка в «закон Димы Яковлева» (она стала ответом России на американский «акт Магнитского»), предлагающая ввести запрет на усыновление наших детей в США, вызвала в российском обществе яростные споры..

Мнение о том, почему поправка порождает неоднозначную реакцию, «Файлу-РФ» высказал председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий КРУПНОВ.

– В России, к прискорбию, сегодня среди наиболее активного населения действует установка не просто на малодетность, а, если можно так сказать, на «антидетность», на антисемейность.

Вообще существование детей-сирот в стране (рассматривая не какие-то исключительные случаи, а как значимое явление), да ещё которых отправляют для усыновления за границу – сам этот феномен говорит, что страна не видит пока в детях и семье никакой основы своего существования.

В стране с демографической проблемой наличие большого числа сирот – есть факт, показывающий, что для большинства населения тенденция к его вымиранию является не катастрофической проблемой, а едва ли не нормальным для общества образом жизни. В этом весь ужас духовно-нравственный, который и надо для начала осознать, прежде чем детально обсуждать проблему.

В результате развала СССР и появления у нас так называемой «рыночной модели экономики», по сути, началось уничтожение детства как общественного института. У нас дети – и сироты, и не сироты – можно сказать, нередко превращаются в один из объектов эксплуатации для извлечения прибылей. Это даже если не говорить про педофилию, детскую проституцию, наркоманию, которая с каждым годом молодеет, уже появляются десятилетние наркоманы как обычное явление.

Детство из объекта поклонения, превратилось в объект потребления, в том числе и массовой культурой. Исчезли детское кино, детская литература, пропадает и школа как объект особой российской культуры и пространство обитания детства. Вот в чём страшная беда.

Дети стали одним из источников получения прибылей. Отсюда и возникла идея экспорта детей для усыновления.

Проблему усыновления подняли сейчас в связи с «актом Магнитского», но она и без того для нашей страны гигантская и требует постоянного внимания.

Более того, проблема усыновления сирот – важнейшая для государства. Дети – это материализуемое будущее страны. Если страна живёт только сегодняшним или вчерашним днём и вовсе не живёт будущим днём – значит, у неё нет стратегии демографического развития на государственном уровне.

Смена поколений происходит примерно за 25 лет. И то, как мы сегодня относимся к детям, означает – куда мы их готовим. Дети всегда ещё нужны для продолжения дела родителей, чтобы его развивать и усилить.

Но когда у страны нет общих дел, нет масштабных проектов развития, а есть лишь текущее освоение бюджетных средств (и у бизнеса, и у государства), то и дети объективно не нужны. Они становятся лишь постоянно досаждающим напоминанием о том, что вы живёте, по большому счёту, без будущего. Дети – это ведь и вопрос смысла жизни. И по тому, как к ним относятся, можно судить о том, для чего живёт каждый человек, для чего живёт вся страна.

А мы наше будущее с 90-х начали экспортировать за границу. Надо понять: ведь мы не сирот экспортируем, а наше будущее. И если так, то, значит, оно нам не нужно, и мы как страна ничего не собираемся оставить нашим детям и внукам.

Что, мы проедим все углеводороды, растратим все активы, оставшиеся от Советского Союза, переведём их в особняки в Лондоне и тому подобное? А что мы оставим нашим детям? Что мы создаём для них?

Я говорю обо всём этом уже как минимум пятнадцать лет, когда мы сделали доклад для Министерства образования, связанный с проблематикой детей-сирот, потом разработали демографическую доктрину. Наше общество должно максимально озаботиться проблемой детства.