"Русская Весна" (988) wrote,
"Русская Весна"
988

Стихийное бедствие или испытание "тектонического оружия"?

Особенно рекомендую это интервью  любителям домашней конспирологии. На мой взгляд, более чем трезвая оценка ситуации.

*   *   *

Масштабное бедствие обрушилось на Японию, где произошло землетрясение с магнитудой в 8,9 баллов. Волны уже смыли аэропорт, произошел взрыв на НПЗ, горят атомные станции, заводы приостанавливают свою работу. До этого самым сильным для Японии землетрясением было Великое землетрясение Канто 1923 года. Тогда магнитуда составляла 8,3, жертвами бедствия стали около 174 тыс. человек. Начальник военной кафедры РГГМУ, кандидат экономических наук, заслуженный метеоролог Российской Федерации полковник Вадим Драбенко считает, что в этот раз масштабных человеческих жертв удастся избежать, а главный урон, скорее всего, будет нанесен экономике. Об этом он рассказал в интервью Накануне.RU.

Вопрос: Расскажите, какие масштабы может принять бедствие?

Вадим Драбенко: Это явление геофизическое, которое произошло в морском дне, соответственно вызвало цунами. О реальных разрушениях можно будет говорить по окончании цунами, потому что волна еще до конца не сошла. Это тектонически-опасный пояс, и наш вулкан, который на Камчатке усилил свою активность – это проявление таких вещей. На Земле есть сейсмически опасные пояса, они расположены в зонах, где сходятся тектонические плиты, и Япония - это как раз ярко выраженная зона схода тектонических плит. Угроза там достаточно велика, поэтому они проводят превентивные меры, связанные с обучением населения, постройкой определенных сооружений. Оценивать последствия мы будем уже по факту.

Само землетрясение было практически у берегов острова, времени на реакцию было крайне мало, поэтому – столкнулись с уже произошедшим явлением. Сейчас задача – минимизировать потери, но отмечу, что там ожидается понижение температуры. Сейчас она там плюсовая, а ожидается понижение до минусовых, что может усложнить ликвидацию последствий.

Вопрос: Столь масштабное происшествие нельзя было предсказать?

Вадим Драбенко: Методики не позволяют. И мы можем говорить о том, что в ближайшем обозримом будущем эти бедствия повторятся. Существенно на это влияет наше светило, активность Солнца. Но есть еще процессы в ядре, там вращается ядро, и оно тоже посылает определенный импульс, определенные колебания. Все усложняется тем, что очаг находится под поверхностью воды, так что получать устойчивые данные мы технически не можем. А проводить замеры даже на поверхности очень сложно. Яркий пример - вулканы. Он усиливает активность, но когда наступит разрешение?! – и поэтому происходит то, что было в Исландии, то, что происходит в Южной Америке периодически - людей эвакуируют, ориентируясь на те объемы разрушений, которые были до этого. Тут можно использовать только превентивные меры – обучение населения, устроение заграждений, построение сооружений с учетом этой высокой сейсмоопасности. Вот представьте себе, что из глубины, с расстояния нескольких километров поднимается волна, которая в считанные минуты накрывает поверхность земли. Если мы вспомним 20-е годы, в Японии тоже было землетрясение и очень мощное. По первому впечатлению сейчас можно предположить, что высокие человеческие потери не будут, будут высокие материальные потери.

Вопрос: В 20-е годы погибло более 170 тыс. человек.

Вадим Драбенко: Ну, тут таких потерь не будет. Материальные потери будут существеннее, но это оценочные вещи. Хотя бы вода должна уйти. Нас это частично накроет, наш район Южносахалинска, вот эту территорию.

Вопрос: Активность камчатского вулкана и нынешнее бедствие – взаимосвязанные вещи для данного района?

Вадим Драбенко: Ну, конечно, это связано. Увеличение его активности - это одна из характеристик того, что нарастают явления, связанные с натеканием тектонических платформ друг на друга. Вулкан – это некий индикатор. Сжимается тектоническая платформа и там образуются волны сжатия, часть этой энергии выходит через вулкан. Движение платформ - это процесс естественный. Платформы сначала удалялись, а сейчас вот она частью приближается. Сложность здесь состоит именно в прогнозе. Понятно, что процесс этот идет, и остановить его технически мы в обозримом будущем не сможем. Нужно изыскивать методы прогноза именно влияния внешних факторов на смыкание этих платформ. Энергия, которая там сосредотачивается, колоссальна. Остановить эти процессы на нынешнем уровне развития нереально.

Вопрос: Можно ли говорить об аномальности таких процессов?

Вадим Драбенко: Это естественный процесс. Об аномалиях можно говорить, когда мы найдем четкую закономерность между солнечной активностью и активностью подобных процессов земной коры. Пока такой взаимосвязи не установлено. На наблюдения за подобными явлениями потребуется несколько сотен лет, не больше. Мы можем сказать, что такие явления, они происходят нечасто, например, в Японии - раз в 50-100 лет. Вероятно, это влияние небесных систем, и этот процесс усиливается, но пока это ничем не подкреплено.

Вопрос: И сейчас наступает пик солнечной активности?

Вадим Драбенко: Действительно, пик этой активности начинается в ближайшее время. А вот взаимосвязь между этими явлениями, она есть, но какая эта связь? Тут нужен ряд наблюдений – либо модельные вещи, но чтобы делать модели, нужна закономерность.

Вопрос: Как произошедшее отразится на других странах региона?

Вадим Драбенко: Частично это коснется нас, а вот территория Филиппин и Индонезии в силу рельефа и затухания волн это не коснется. Поднятие будет, но такого существенного, как цунами, не будет, оно будет сравнимо с приливными волнами.

Вопрос: Скажите, ведь существуют механизмы, которые позволяют управлять природными процессами. Говорят постоянно и об испытаниях "климатического оружия"...

Вадим Драбенко: Ни в коем случае. Вы представьте, чтобы спровоцировать такое явление, нужно ввести энергию не меньшую, чем та, которая в этом процессе задействована. Элементарно посчитать даже кинетическую энергию волны – это огромная энергия, мы даже не можем подобную энергию сосредоточить в одном месте и как-то ввести ее. Возможно, если мы в одном месте взорвем порядка нескольких сотен атомных бомб, по мощности равных российским, можно будет эти процессы запустить, но нужно, во-первых, эти бомбы заложить на соответствующую глубину, а землетрясение все-таки происходит на глубине в десятки километров от поверхности Земли. Это не поверхностные явления. Во-вторых, нужно сосредоточить эту энергию, а такой возможности нет.

Сейчас модно говорить о тектоническом, о метеорологическом оружии, биологическом. Все, что человеку непонятно, он считает злой волей. Здесь, даже зная физику средней школы, можно посчитать энергию волны. Волна эта условно высотой 10 метров, длиной порядка 300-500 км и толщиной гребня волны несколько сотен метров. Зная ее плотность, можно определить силу удара. Это оргомная энергия, мы ее просто физически и технологически не можем сосредоточить. Сейчас технология этого сделать не позволяет! Это можно сказать однозначно. Но нужно этими явлениями более пристально заниматься, находить взаимосвязь, нужно, чтобы соответствующие государственные и межгосударственные институты этим занимались.

источник

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments