"Русская Весна" (988) wrote,
"Русская Весна"
988

«Мечел» и три мальчика

Попросили перепостить. Просьбу выполняю. Многодетным надо помогать всегда!


Originally posted by 3mother2011 at «Мечел» и три мальчика
Я не ищу справедливости. Я требую законности.

Мой муж работал ревизором в крупном многопрофильный холдинге «Мечел».

Ревизор в холдинге находится между молотом и наковальней: с одной стороны — интересы собственников, с другой — интересы высшего менеджмента. Здесь и провокации, и угрозы, и «палки в колеса», и древний гэбэшный приём: «Если не можешь остановить весть — надо оболгать вестника». Всё это мы испытали на собственной шкуре.

Муж давал неплохие результаты, «по хвостам» не бил и очень скоро стал мешать неэффективным руководителям. В итоге, результаты ревизий перестали докладываться руководству в Москву, и муж скоропостижно был уволен по оргштатным мероприятиям. Увольнение было столь стремительным, что производилось, несмотря на явные нарушения Трудового кодекса РФ: от неверного уведомления о сокращении его должности, до выдачи трудовой книжки и приказа об увольнении, только через неделю после увольнения. Имеющиеся на предприятии вакантные должности моему мужу не предлагались, однако впоследствие на данные должности были приняты сотрудники со стороны. К слову — на замечательном сайте www.hh.ru «Мечел» до сих пор обновляет вакансии ревизоров и аудиторов.

Преимущественное право оставления на работе мужу предоставлено не было. И как специалист с более высокой квалификацией, как военнослужащий в запасе на первом месте работы после увольнения из вооруженных сил, и как единственный кормилец беременной жены и двоих несовершеннолетних детей он был выброшен на улицу в маленьком сибирском городке, в который три года назад мы всей семьёй переехали из Москвы в интересах компании.

Для того чтобы получить трудовую книжку и успеть в двухнедельный срок встать на учёт в службе занятости по месту прописки, мой муж срочно улетел в Москву. Третьего сына я рожала одна. Возвращение папы из Москвы и мамы из роддома два старших сына (одному семь лет, другому — один год) ожидали у соседей.

Несколько позже из послания Президента Федеральному собранию я узнала, что «наша политика в области детства базируется на общепринятых международных нормах... А Конвенция о правах ребёнка установила приоритетность интересов детей перед интересами общества и государства». Мой жизненный опыт научил меня тому, что интересы Капитала выше интересов детей, а значит выше интересов общества и государства.

Живописным подтверждением тому служит беседа моего мужа с вице-президентом по кадрам «Мечела» Селивановой Е.В.:
Селиванова Е.В.: — Чего хотите?
Муж: — Работать.
Селиванова Е.В.: — Работать не будете.
Муж: Почему?
Селиванова Е.В.: Новое руководство не видит Вас сотрудником компании.
Муж: Почему? С новым руководством я ещё не работал. Со стороны старого нареканий не было, акты проверок были результативными, схемы вывода активов выявлялись и т. д.
Селиванова Е.В.: У нового руководства свои взгляды и требования. Ну, хотя бы Вы не подходите по цвету волос, глаз.
Муж: А как же Трудовой кодекс?
Селиванова Е.В.: К сожалению, Трудовой кодекс несовершенен. Сотрудника, который не пьёт, приходит на работу вовремя и выполняет свои обязанности уволить трудно, практически невозможно.
Муж: У меня на иждивении двое детей и беременная жена. Мне надо кормить троих детей. Я буду отстаивать свои права в суде.
Селиванова Е.В.: В нашей компании руководство при принятии решения не интересуют личные проблемы сотрудников. «Мечел» не обязан кормить Ваших детей. Будете судиться — будет война.

Беседа так и не прояснила нам причин увольнения. Осталось лишь недоумение: «Неужели такая махина, мегахолдинг так испугался собственного ревизора, что для того, чтобы избавиться от него готов идти на нарушение закона?»

Тем не менее воевать одному с холдингом — трудно. Основная надежда была на защиту со стороны государства, а именно Государственной инспекции по труду. Обнадеживали слова из послания Президента Федеральному Собранию:
«Деятельность всех должностных лиц не должна дискредитировать государство. Их главная задача — улучшать условия жизни».
Но оказалось, что в Государственной инспекции по труду города Москвы мы не можем получить не только защиту и разъяснение своих прав, но даже просто зарегистрировать обращение.

Имея на руках почтовое уведомление о получении жалобы, обращение мужа не было зарегистрировано в течении трёх месяцев, инспектор не назначен, ответ один: «Ждите когда начальник наложит резолюцию». Попытки попасть на приём к любому должностному лицу трудовой инспекции не увенчались успехом; все двери были накрепко закрыты домофонной сигнализацией. Муж, проскользнув к начальнику отдела кадров и автоматизации, чьи подчиненные ответственны за регистрацию обращений, попытался «отыскать концы» своей жалобы. Ответ начальника его ошарашил: оказывается — книги регистрации входящих обращений не существует. Донес ли курьер до инспекции полученную корреспонденцию или выбросил половину в мусорную урну — сказать никто не может. Далее все обращения первоначально попадают на стол руководителя инспекции и только после его резолюции отправляются на компьютерную регистрацию. Самое странное, что на столе у начальника обращение может пролежать и пол года (дословно). В Трудовом кодексе для государственных инспекций по труду чёрным по белому определены сроки ответов на обращения граждан. В зависимости от темы обращения на ответ даётся от десяти до тридцати дней. Но Трудовой кодекс у чиновников из государственной инспекции по труду не в чести.

Помимо этого сотрудники инспекции открыто заявляют о том, что инспектор может не захотеть заниматься вашей жалобой, и более того, на вопрос: «Может ли инспектор принять участие в судебном споре?» был получен прямой ответ: «Как договоритесь с инспектором...».
После знакомства с работой Государственной инспекцией по труду странно видеть на её официальном сайте номер телефона доверия для сообщения информации о случаях коррупции в инспекции. О каких «случаях» может идти речь, когда весь документооборот организации — прямой путь к коррупции!

Следующая инстанция по восстановлению нарушенных прав наёмного работника — Савёловский районный суд г.Москвы. Конечно нас настораживало то, что даже президент в Послании отметил, что «Вокруг судов и других государственных органов вьётся множество проходимцев, заверяющих, что они знают, как решить любое дело, кому и сколько для этого «занести». К тому же московские злые языки утверждают, что некоторые холдинги оказывают давление на судей, и даже за свой счёт регулярно отправляют судей и их молодых помощников в романтические путешествия на Кубу, надеясь взамен получить «нужное» судебное решение. Но мы верили, что «Мечел» не такой.

На втором заседании суда нам стало ясно, что мы ошиблись. На вопрос судьи к ответчику «Где запрашиваемые судом документы?» представитель от «Мечела» Гребенщикова Е.Ю. ответила «Ваша Честь! Ну как же! Я ведь приносила Вам все документы, когда приходила к Вам консультироваться!». Недовольная ходом того же судебного заседания Гребенщикова Е.Ю. с укором в сторону судьи выпалила: «Руководство „Мечела“ будет очень расстроено!». Комментарии здесь излишне.

Что мы хотим? Мы хотим только соблюдения Трудового кодекса. Выражаясь юрюдическим языком: «Восстановиться, работать в компании и законно отстаивать интересы собственника».

Что же в сухом остатке? Униженные, оскарблённые и бесправные в своей стране ни муж, ни я не знаем куда податься. Тупик: законы написаны только для нас, для них — действует право сильного.

Только эхом звучит на Манежной площади: «Как аукнется, так и откликнется». Кому-то видится,что «Мечел» незаконно уволил какого-то рядового ревизора. Нет, он «пережевал и выплюнул» трёх его сыновей, трёх маленьких мальчиков. Для них с рождения не нашлось закона в родной стране. Значит жить они будут по законам своим.

Смотрю я в зелёные и голубые глаза своих мальчиков, глажу их волосы цвета степного ковыля и вижу, что растут у меня не инженер, не врач, не художник. Растут Иван, Степан да Флор Разины. И сердце матери болит.

Дробышевская О.А.
Междуреченск — Москва




Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 75 comments